ЛЕОНИД ТУЛУШ, зав. отделом финансово-кредитной и налоговой политики ННЦ ИАЭ: От возвращения ситуации с взиманием НДС в сфере производства животноводческой продукции в «стандартное» русло выиграют все участники рынка

После принятия конституционным большинством Верховной Рады Украины Закона Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно ставки НДС при налогообложении операций по поставке отдельных видов сельскохозяйственных продукции» казалось, что эмоции вокруг однократного применения пониженной ставки НДС при налогообложении операций по поставке отдельных видов продукции животноводства должны утихнуть.

Однако, определенная часть аграрных ассоциаций, представляющих интересы определенной части производителей животноводческой продукции (причем, далеко не основной) решили напомнить о своем существовании путем формирования ТРЕБОВАНИЙ к Президенту Украины – по их мнению, он должен пойти на решительный шаг и ветировать Закон, принятый конституционным большинством Верховной Рады.
При этом, приводится несколько «железобетонных» аргументов, которые, по мнению указанных ассоциаций, фактически лишают Гаранта выбора другого варианта действий.

Детальное ознакомление с содержанием приведенных аргументов приводит к ряду профессиональных замечаний и вопросов, о которых более подробно пойдет речь ниже.

Во-первых, вызывает серьезные сомнения тезис о наличии определенных финансовых потерь (в интерпретации авторов обращения – убытков) для тех отраслей животноводства, продукция которых с 1 марта облагается по пониженной ставке НДС.

В связи с этим возникает вопрос (в первую очередь к специалистам, которые разбираются в сути НДС) откуда могут взяться убытки, если соответствующая практика просто «откатывается назад» – до положения, действовавшего до 1 марта? Понятно, что НДС в Украине имеет какую-то сверхъестественную силу, не свойственную данной форме налогообложения в Европе и неизвестную ее разработчикам)), но все же: какая механика формирования убытков?

Так, если, скажем, молоко цельное по состоянию на 28 февраля стоило 12 грн с НДС (или 10 грн без НДС), то с 1 марта оно стало стоить 11,40 грн (или те же 10 грн без НДС).
Причем в свое время соответствующие деятели, активно поддерживая законопроект 3656, доказывали, что цена с НДС «автоматом» снизится на долю НДС и молочное сырье не будет для перерабатывающих предприятий обходиться дороже.

Оставим без внимания то, что практика применения новых налоговых норм показала, что на самом деле цена сырья без НДС в отдельных случаях все же выросла (несмотря на то, что 30 лет до этого наблюдалось сезонное весеннее снижение цен на молоко цельное) и отдельные производители молока таки «прикурили» от изменения модели взимания НДС, не снизив цены на долю снижения ставки НДС. Спишем это на дефицитность отдельных аграрных рынков в Украине, в частности рынка молочного сырья.

Соответственно, теперь – после принятия соответствующего Закона – если ставка НДС возвращается «в исходное положение» – то, соответственно и цена вернется к исходным 12 грн с НДС (или 10 грн без НДС).

Тогда вопрос: откуда могут взяться убытки, например, у производителей молока, при возвращении стандартной ставки НДС?

Выводы представителей отдельных ассоциаций животноводов относительно того, что при возвращении стандартного размера ставки НДС «маловероятным является сценарий, согласно которому цена вырастет на 5% (или на 6/120)» не имеют под собой логического обоснования. Надлежащая аргументация относительно такого «опасения» не приводится.

По факту очевидно, что при возвращении стандартного размера ставки НДС закупочная цена молочного и мясного сырья с учетом НДС возрастет. Ведь соответствующие суммы сформируют налоговый кредит по НДС и, соответственно, уменьшат обязательства по НДС перерабатывающих предприятий перед бюджетом.

Вопрос: какой резон переработчикам «бросать» производителей сырья, а особенно на дефицитных рынках? Напротив, речь идет о формировании долгосрочных партнерских отношений с поставщиками сырья для обеспечения стабильности, в том числе и ценовой, в отрасли – как это имеет место в Европе, к которой мы стремимся и в которой отсутствует подобная отечественной практика взимания НДС.

Во-вторых, еще одним аргументом, который приводят отдельные ассоциации части производителей животноводческой продукции, дискриминация тех производителей животноводческой продукции, которые работают в официальном налоговом поле – по сравнению с теми, которые функционируют без уплаты НДС в бюджет. По их мнению, высокая ставка НДС создает дисбаланс между теми, кто работает в официальном налоговом поле, и теми, кто оптимизирует налоги.

Довольно странно слышать такие аргументы – ввиду того, что уже пятый месяц в подобной ситуации функционируют перерабатывающие предприятия, которые вынуждены работать действительно в дискриминационных налоговых условиях. Ведь наряду с крупными перерабатывающими мощностями, работающие в официальном налоговом поле, функционирует совокупность небольших перерабатывающих мощностей, работающих по схемам без уплаты НДС в бюджет.

Создается впечатление, что указанные выше отдельные ассоциации части производителей животноводческой продукции просто используют аргументацию, подготовленную перерабатывающими предприятиями для обоснования необходимости внесения изменений в Закон №1115, которые они и предлагают заблокировать.

Действительно, зачем выдумывать что-то свое, когда можно взять уже готовую аргументацию и «переписать» ее «под себя», заменив только определенные слова и заявляя о потенциальном росте теневых объемов производства животноводческой продукции.

При этом непонятно, как соответствующие субъекты функционировали десятки лет – до вступления в силу положений Закона №1115, то есть до 1 марта 2021 – ведь до этого ситуация была точно такой же «дискриминационной». И при этом теневой рынок животноводческой продукции не развивался – видимо ждал появления Закона от 1 июля 2021 года.

Зато перерабатывающие предприятия, наоборот, «попали» в эксперимент, так сказать, случайно – лишь в силу того, что законодатели не смогли до конца смоделировать все негативные последствия реализации положений Закона №1115.

Однако, как известно, своя рубашка ближе к телу – то есть «свои», в значительной степени надуманные, дискриминационные условия более «чувствительны», чем «соседские» – то есть те налоговые условия, в которых сейчас работают перерабатывающие предприятия. Поэтому, о своих налоговых условиях упомянутые ассоциации заявляют «в полный голос», а о тех, в которых работают после принятия Закона № 1115 перерабатывающие предприятия – тихонько молчат.

В-третьих, по аргументу о «шаге назад» в стремлении довести пониженную ставку НДС «до полки» магазина.
Чтобы не разводить долгую дискуссию по этому поводу, стоит только отметить, что доходная база госбюджета-2022 будет формироваться без учета сплошной ставки НДС на всех этапах движения продуктов питания до потребителя. Это четко указано в рассматриваемой Верховной Радой Бюджетной резолюции на 2022-2024 гг. Соответственно, мечта о «сплошной» пониженной ставке НДС на продовольствие (по крайней мере, отдельные его виды), как минимум до 2023 года останется лишь мечтой.

Зато, перерабатывающие предприятия ежемесячно терпят экономических потери от применения бестолковой модели взимания НДС при налогообложении поставок отдельных видов сельхозпродукции, ориентированных на удовлетворение потребностей внутреннего рынка. И их размер отнюдь не меньше, чем начисленный отдельными ассоциациями части производителей животноводческой продукции объем «убытков».

Следовательно, возникает ключевой вопрос: есть ли основания для вето Президента на соответствующий закон?

Стоит напомнить, что соответствующая законодательная инициатива была поддержана практически всеми депутатскими группами и фракциями, а перед этим – профильными министерствами и ведомствами. Также к ней не было существенных замечаний у Главного научно-экспертного управления и Главного юридического управления Верховной Рады Украины.

Напротив, есть надуманные аргументы отдельных ассоциаций части производителей животноводческой продукции, которые занимают далеко не основную долю субъектов, представленных на соответствующих рынках (молока, свиней, КРС). При этом другая часть операторов данных рынков занимает противоположную позицию и они требуют как можно быстрее исправить допущенную в Законе № 1115 по животноводческой продукции ошибку.

Стыдно наблюдать за попытками давить на Главу государства, используя манипуляции и искажение фактов. Введение Президента Украины в заблуждение – ложный путь лоббирования собственных бизнес-интересов.

Зато от возвращения ситуации с взиманием НДС в сфере производства животноводческой продукции в «стандартное» русло выигрывают все участники данного рынка. И чем быстрее это произойдет, тем лучше для экономики Украины.

Leonid Tulush, fb

Последние новости: