Ион Морару и Александр Овчаренко о повышении управляемости и прибыльности молочного бизнеса

Изменение подходов к организации работы в молочном скотоводстве, отказ от навязанных коммерсантами продуктов, внедрение только необходимых технологий позволит сделать молочный бизнес управляемым и, соответственно, рентабельным и успешным.

В этом убеждены учредители консалтинговой компании American Dairy Technology Ион Морару и Александр Овчаренко, оказывающие услуги по антикризисному управлению молочным производством. Детальнее эксперты рассказали в интервью одному из журналов.

Каждый из нас слышал о том, что количество крупного рогатого скота в Украине с каждым годом сокращается, а молочные фермы называют социальными проектами для поддержания лояльности пайщиков. Впрочем, есть другой путь развития МТФ, став на который реально за месяц минимизировать выбраковку коров, за три существенно увеличить надои молока, а за год максимально раскрыть генетический потенциал поголовья без дополнительных инвестиций.

Бытует мнение, что молочное скотоводство в Украине нерентабельно. Как вы думаете, что происходит в отрасли?

Александр Овчаренко: Большинство изменений, которые мы наблюдаем в молочной отрасли Украины, на самом деле меняют ситуацию к лучшему. Да, поголовье КРС в стране сокращается, но только неэффективное. В бизнесе остаются работать те производители молока, которые занимаются этим профессионально и успешно, способны конкурировать с иностранцами.

Но следует обратить внимание на то, что рентабельность даже прибыльных промышленных молочных ферм отличается сравнительно низкой эффективностью.

Ион Морару: В США ежегодно закрывается большое количество ферм, но никто не считает это трагедией, поскольку такая тенденция касается ферм с поголовьем до 600 коров. Их выкупают другие агропредприятия и внедряют управленческий механизм как на промышленной ферме. В результате достигают надоев выше 40 л в день от коровы и высокой рентабельности. Средние надои в Украине составляют 25 л, а рентабельность на лучших предприятиях — 14%. Как пример, в Техасе, доят по 40 л, так почему мы не можем получать такие показатели?

Как вы можете это объяснить?

Александр Овчаренко: Основная причина низкой рентабельности промышленных молочных ферм состоит в том, что на них внедрена фермерская модель управления бизнесом, насажденная европейцами. Но в Нидерландах или Германии, где фермы маленькие и владелец непосредственно участвует в производственных процессах, такая модель эффективно работает. Мы же говорим об индустриальном, высокотехнологичном производстве молока. На таких предприятиях фермерская модель не работает, потому что в ней отсутствует управление.

Ион Морару: Но вместо того, чтобы ввести на ферме эффективный менеджмент, владелец нанимает менеджера, который не управляет предприятием, а только решает текущие проблемы с помощью навязанных рынком продуктов.

Например, летом падают надои – давайте установим вентиляцию и орошение и это решит проблему, коровы или телята плохо потребляют корм – купим робота-окучивателя или станцию ​​для выпаивания, болеют кетозом и маститом – «чудо»-препараты и матрасы. При этом большинство работников, принимающих решения по закупке, и так называемых «независимых» консультантов, предлагающих решение, получают за это «благодарность».

То есть имеющаяся на индустриальных фермах модель бизнеса заточена на коммерцию, на деятельность по алгоритму «проблема — решение». Но такой подход только удорожает производство и не повышает эффективность бизнеса. Если проблемы постоянно решать продуктом, то можно дойти до банкротства. Поэтому роботизация фермы в украинской модели управления не имеет ничего общего с подлинной рентабельностью.

В то время, когда у американского фермера с надоями на корову 45 л молока спрашиваешь, применяет ли он продукты-«решения» (защищенный жир, мочевину, анионные соли, роботов), ответ один: «Нет, это дорого». В Украине покупают «решения», американцы в качестве примера решают проблему управлением.

А как насчет комбинированной модели управления?

Ион Морару: Нужно внедрять отработанную систему, а не экспериментировать. Велосипед уже изобрели — у него два колеса, педали и звездочка. Садись и едь. Но нет — люди почему-то начинают делать тюнинг, цеплять какие-то брызговики…

В чем главная сущность американской модели производства молока?

Александр Овчаренко: В организации рабочих процессов на предприятии и управлении процессом. Но для того чтобы это внедрить, нужно переосмыслить технологию производства молока.

К примеру, наличие вентиляции и орошения не решит проблему падения надоев летом без налаживания правильного менеджмента кормления. Если на предприятии с поголовьем 2000 коров продолжают раздавать корм как на маленькой ферме, и соответственно не успевают качественно размешивать его, это вызывает ацидоз рубца, появляется консультант с продуктом, а ферма получает дополнительную нагрузку на экономику.

Мы ничего не продаем, не предлагаем сменить оборудование, приобрести ветпрепараты или сперму. В существующих на ферме условиях мы показываем другой подход к организации производства, в основе которого воспроизводство.

Ион Морару: Все фермы разные, но повсюду экономический результат связан с показателями воспроизводства. Если на ферме на 150-й день лактации не менее 90% коров, а коров в сухостое ровно 12%, здесь есть менеджмент. Воспроизведение – это зеркало здоровья поголовья.

Что именно это означает?

Ион Морару: По показателям воспроизводства можно узнать причины выбытия животных из стада — как правило, они связаны с метаболическими проблемами. На ферме запустили малопродуктивную корову на сухостой раньше оптимального срока — она выбыла с метаболическими проблемами. Такую проблему как кетоз большинство ферм решают продуктами — гепатопротекторами, добавками, жирами, энергетиками. Но если правильно управлять процессом в предзапуске и запуске на сухостой, держать корову оптимальное количество дней в сухостое и новотельной группе, то этой проблемы не будет, потому что корова генетически не подвержена ей.

Так что если на ферме не налажена работа с сухостойными и новотельными коровами, с отелом, ремонтным молодняком, кормлением — все это отражается на показателях воспроизводства.

Александр Овчаренко: Принцип нашей работы в упрощении, облегчении, оптимизации процессов и отказе от коммерческих продуктов. То есть, если мы начинаем работать на ферме, то коммерсанты на ней больше не работают. Мы используем только проверенное сырье — например, для профилактики заболеваний копыта берем медный купорос, а не супер-модный препарат.

На предприятиях, где мы работаем, вал молока увеличился с 29 т до 41 т, количество работников уменьшилось, а зарплата стала на 30% выше, возросла мотивация. Рентабельность — более 30% и это при использовании сои в рационе, закупке семьи быков из мирового топ-100. То есть результаты достигаются без экономии там, где ее не должно быть.

Полностью интервью читайте agrotrend.com.ua

Последние новости: