ВАДИМ ЧАГАРОВСКИЙ, председатель Совета директоров Союза молочных предприятий Украины: об условиях успешности молочных кооперативов в Украине

Прежде, чем говорить об украинских молочных кооперативах, хотелось бы вкратце напомнить, как выглядит молочная кооперация в мире. 75% мировой молочной индустрии – это кооперативы, причем кооперативы успешные. В Новой Зеландии это мощный кооператив Fonterra, в  Европе примерами могут быть Arla и FrieslandCampina, в США – Dean Foods и California Dairy. Это кооперативы, которые перерабатывают огромные обхемы сырья, сотни тысяч тонн молока. Причем, как правило, членами кооперативов, которые я назвал, являются относительно небольшие хозяйства, ведь именно они составляют основу молочного фермерства. Поэтому количество фермеров, входящих в кооператив  и обеспечивающих общий значительный объем поставок сырья для переработки, большое.

В Украине есть крупные хозяйства, такие, как Украинская Молочная Компания, производящая 100 т молока в сутки. Но, в основном, в стране распространены молочнотоварные фермы, которые производят 25-30 тонн молока. Мне кажется, что для развития кооперации сначала должно произойти объединение именно таких хозяйств. Потому что отдельная переработка небольших объемов 30-40-50 тонн молока – это, в общем, непонятный формат для молочного кооператива. Если речь идет о паре хозяйств, поставляющих сырье для молокозавода,  сотрудничество может определяться просто долгосрочным договором, включающим необходимые взаимные обязательства сторон и строгие, безусловные правила их выполнения.

Тема создания кооперативов – я имею в виду кооперативных предприятий, включающих производителей молока и перерабатывающие предприятия – обсуждается у нас уже давно. Уже делаются практические шаги в этом направлении, хотя, пока что дело тормозится несовершенством законодательства, которое в конце концов нужно привести к такому виду, чтобы оно соответствовало ситуации и запросам бизнеса.  Те схемы кооперации, о которых я знаю, скорее, напоминают давальческую схему с выпуском продукции под определенными марками.  При этом остаются вопросы. Кому принадлежит готовый товар? Он принадлежит поставщику сырья? Или переработчику? В любом случае, Тернопольский завод в недавно анонсированном как кооперативное сотрудничестве с двумя хозяйствами АВМ, в выигрыше: он получил возможность гарантированно загружать мощности 40 тоннами хорошего молока. Производители молока – участники этой схемы кооперации, также, по-видимому, имеют определенную выгоду. Это первые шаги. Они важны.

Сейчас ситуация в переработке у нас такова: три основных игорка на рынке сыроделия находятся в дефолте. Это Милкиленд, Альмира и Терра Фуд. Они имеют большие финансовые обязательства и настанет время, когда активы этих компаний можно будет приобрести. Эти активы будут уходить или в банки, или, возможно, к новым игрокам молочного рынка.

В такой ситуации 5-6 крупных хозяйств производителей молока могли бы за очень небольшие деньги, 3-4 миллиона долларов, купить активы одного из предприятий, входящих в упомянутые компании, и стать его собственником, и это был бы настоящий кооператив.

Но возникает вопрос: какова будет философия, корпоративная культура такого кооператива? Она должна быть единой и у входящих в кооператив производителей молока, и у руководства перерабатывающего предприятия. Это самое важное условие успешного развития. Управление производством, молочным заводом – это не то же самое, к примеру, что оказывать консультационные услуги и обеспечивать ветеринарными препаратами. Поэтому остро встает вопрос квалифицированных кадров для управления таким кооперативом. У нас молочных технологов раньше выпускали два профильных вуза – в Киеве и Одессе. Выпускали примерно 120 технологов в год. Теперь, наверное, меньше. Но и заводов сейчас не столько, сколько было раньше. Сейчас у нас более 200 молочных предприятий, которые отчитываются о хозяйственной деятельности, из них 20 перерабатывают 70-80% молока, поступающего в переработку. Но вопрос даже не в количестве технологов. Неизбежная модернизация технологий наших заводов, которой многие в последние годы пренебрегали, потребует и другого персонала. По моему мнению, для его подготовки нужно создавать отдельную организацию.

Возвращаясь к кооперативам. Переработку молока можно организовывать не обязательно кооперацией нескольких производителей и молокозавода. Есть отдельные компании, которые производят большие объемы молока, например, Астарта – 100-120 тысяч тонн в год. Такое предприятие может самостоятельно создать свою переработку. Таких крупных компаний немного, но они есть.

Главная проблема, как я уже говорил: философия бизнеса и отношение к людям. В людей надо вкладывать, их нужно обучать, мотивировать, растить. Не относиться к ним, как  к рабам. Тогда будет нормальная работа.

Я мог бы привести много примеров разного отношения владельцев наших молокозаводов к развитию своих предприятий. Считаю, например, недальновидной стратегию избыточной диверсификации производства и распыление средств в попытке присутствовать во всех сегментах одновременно. Таким путем пошло одно известное сыродельное предприятие, которое выпускало 5000 тонн сыра и сырного продукта (общеукраинское производство 160 тыс. тонн), 500 тонн масла (100 тысяч тонн в стране), 12000 тонн цельномолочной продукции, а еще и некоторый объем сухой сыворотки. Такая стратегия оказалась полностью провальной, несмотря на миллионные инвестиции. В результате, лучшим выходом для этого предприятия сейчас была бы его продажа, например, мощным производителям молока, которые на его базе образовали бы настоящий кооператив.

Сейчас ситуация на рынке такова, что покупателей на заводы, которые еле держатся на плаву, перерабатывая по 15-30 тонн молока, не так уж много – независимо, о каких покупателях мы говорим – хозяйствах производителях молока или сторонних инвесторах. Ведь у нас в стране дефицит сырья, и молочная отрасль в последние годы не в лучшем положении. Сейчас у нас на переработку поступает от молочнотоварных ферм примерно 2,7-2,8 млн тонн молока. Мы должны поднять его примерно до 6 млн тонн для того, чтобы смогли полностью загрузить свои мощности мультинациональные компании, присутствующие у нас на рынке, а также наши  – Люстдорф, Галичина, Тернопольский завод и другие. Тогда и в отрасли  начнется оживление, и у инвесторов появится интерес.

Но, мне хотелось бы, чтобы в любом варианте – станет ли молокозавод кооперативным, или же просто обретет нового хозяина – управление им осуществлялось не по схеме «выжать из предприятия все, а дальше – хоть трава не расти», а с оценкой перспективы его развития, роста капитализации и, соответственно, с прозрачными способами ведения бизнеса. Мне посчастливилось в свое время поработать на заводе Галактон, где владельцы за 4 года ни разу не воспользовались прибылью, а давали возможность постоянно ее реинвестировать. И в результате капитализация за эти 4 года выросла в 40 раз. Поэтому я уверен, что целенаправленная работа по развитию предприятия может быть на пользу не только самому предприятию, но и его собственникам. При другом подходе результаты плачевны, что мы и можем сейчас наблюдать на примере нескольких компаний отрасли.

В заключение хотелось бы заметить, что я считаю перспективной кооперацию производителей молока и молокозаводов. Самым главным условием для успешного развития молочных кооперативов такого рода считаю единство философии бизнеса и корпоративной культуры всех учасников.

Последние новости: