РОБЕРТ СХОРСЕЙ, управляющий директор Greenmark Dairy Ingredients: Цена свободы. Как развивалась молочная отрасль ЕС после отмены квот

1 апреля 2015 ЕС отменил квоты на молоко, существовавшие в течение 30 лет, начиная с 1984 года.

Причина – почему была введена квота на молоко для каждого государства-члена ЕС – заключалась в том, чтобы обеспечить управление ежегодными периодическими дисбалансами между спросом и предложением.

Система квотирования молока была успешной с точки зрения сокращения производства молока (Производство молока в ЕС с 1974 года):

С момента введения системы квотирования и до 2009 года производство молока сократилось на 20%, то есть примерно на 27 млрд. кг. С 1993 по 2010 производство молока было относительно стабильным. Однако с 2010 года по настоящий момент производство молока возросло на 11,6%.

Инструмент квотирования был эффективным для сокращения как производства молока, так и интервенционных запасов. Можно видеть, что в течение нескольких лет интервенционные запасы сокращались, и новые закупки в частные фонды не проводились до 2009 года. Надо отметить, что закупки в частные фонды в 2009 году были обусловлены не так структурным дисбалансом между спросом и предложением, как финансовым и банковским кризисом, всколыхнувшщим мир в 2008 году. Это привело к временному уменьшению спроса. В 2009 году производство СОМ выросло на 17%, и уже в начале года запасы частных фондов были на уровне 651 000 т, то есть на уровне, которого мы с тех пор больше не видели.

 

В период квотирования молока было 8 лет, когда интервенционных запасов СОМ не существовало. В частности, так было в период с 2012-2014 гг. Если сравнить данные таблицы (Интервенционные запасы ЕС 1974-2017), то с отменой квот на молоко в 2015 году мы наблюдаем скачок в производстве молока и накопление запасов в частных фондах.
В годы до периода квотирования и после него не было ни одного года, когда бы не было интервенционного вмешательства частных запасов СОМ.

При отсутствии управления производством молока, можно сказать управления ростом его производства, данные приведенной выше таблицы позволяют предположить, что запасы СОМ в частных фондах чаще встречаются в пост-квотные годы.

С маслом другая картина. Во время периода квотирования молока было шесть лет, когда запасов масла в частных фондах не было. Интервенции масла из запасов проводились чаще, чем это случалось с СОМ. С 2011 года рост запасов масла прекращается. Важнейшая причина заключается в том, что рост производства компенсировался ростом спроса, а в последние годы рост спроса даже превысил рост производства.

Сейчас интервенционные запасы ЕС исторически низкие. Проблема заключается в том, что производство масла сопровождает появление значительного объема обезжиренного молока, для которого есть много вариантов переработки в биржевые молочные товары, ингредиенты или готовый молочный продукт.

Если производства жизнеспособных и объемно значимых альтернативных продуктов переработки обезжиренного молока, кроме СОМ, нет, то можно сделать вывод, что, поскольку производство сливочного масла и сливок растет, чтобы удовлетворить растущий спрос на них, то появляется структурный избыток СОМ. Как отмечалось в недавнем отчете Greenmark Dairy Ingredients, потребление сливочного масла увеличилось и вряд ли сократится в ближайшее время.
Отмена квот создала возможности для дальнейшего роста производства молока, но ловушка в том, что только некоторые компоненты молока имеют достаточный запас перспективы продаж, чтобы обеспечить стабильность роста. Масло чувствует себя на рынке хорошо, чего не скажешь о СОМ. Это затрудняет решение проблемы. Очевидно, что выпуск дополнительных объемов молока необходим, чтобы удовлетворить спрос на сливочное масло, но это молоко  лишнее с точки зрения спроса на протеин.

Кроме проблем, которые молочная промышленность имеет из-за дисбаланса жира и протеина, существует еще одна проблема, которая, скорее всего, приведет к тому, что вместо производства классического масла, для которого нужно больше молока, промышленности, возможно, придется искать альтернативы, чтобы обеспечить доступность продукта. Возможно, следовало бы подумать о более низком содержании жира в масле или сохранить то же содержание жира, но с частью растительного масла.

Рост доступности жиров можно видеть на примере производства обогащенного жиром сухого молока, которое практиковалось еще в конце 90-х годов. Основная проблема заключается в том, что постепенное и неуправляемое наращивание производства молока стоит молочной промышленности ЕС 13700000. евро ежедневно. Если мы посмотрим на средние цены до и после отмены квот на молоко, это выглядит так (Среднегодовые цены на молокопродукты к отмене квот и после):

 

Несмотря на то, что цены на масло фактически выросли, все остальные цены снизились, и это привело к общему снижению потока доходов.

Что касается СОМ & масла, то поток доходов в указанный период, до отмены квот на молоко, составлял € 37/100 кг. Эта цифра рекордно снизилась до € 31,60 / 100 килограммов молока в пост-квотный период. Это снижение на 15%.

Если мы проанализируем годовые продажи ЕС для вышеупомянутой продукции, то потери дохода от продаж является значнительными (Потеря дохода от продаж / год переработчиками ЕС после отмены молочных квот):

 

Основные годовой убыток переработчиков по вышеупомянутой продукции составил 3, 4 млрд евро. Для производства этих продуктов используется примерно 60-65% общего объема молока ЕС. Можно быть уверенным, что для производства продуктов, произведенных исходя из баланса молока, подобные потери были ощутимыми, и более реальной оценкой была бы ежегодная потеря доход близка к 5 млрд евро. Это 13,7 млн евро каждый день. В процентах, снижение за 31 месяц после отмены квот по сравнению с 31 месяцем до отмены составляет 11,7%.

Само по себе это о многом не говорит, если рассматривать то, насколько (если вообще) пострадала маржа переработчиков, ведь закупочные цены также снижались. Это интересно. Если мы рассмотрим средние закупочные цены на молоко в ЕС за 31 месяц до отмены квот и через 31 месяц после их отмены, становится понятным, что фермеры ощутили большее снижение доходов, чем переработчики (Средняя закупочная цена на молоко за 31 месяц периода до отмены квот и 31 месяца после их отмены):

Для фермеров ЕС, производящих ежегодно 153 миллиарда килограммов молока, потеря дохода за 31 месяц после отмены квот относительно 31 месяца до отмены, составила 19,8 млрд евро. При молочном стаде 23,5 млн голов в 2016 году, это потеря дохода по 860 евро на одну корову.

Если рассмотреть показатели ряда стран, производящих молоко, получим следующие цифры потери дохода в среднем на ферму (страна / оценочное количество поголовья на ферме / потеря дохода за период 01.04.2015 – 31.12.2017 / потеря дохода в год на среднюю ферму):

 

Кроме того, ЕС потратил около 700 млн евро на закупку СОМ. Вопрос, сколько же теперь будет получено от продажи СОМ, которое до сих пор остается в запасах, остается открытым. Сейчас ЕС продает сухое молоко по € 1390 / т и в запасах еще остается 378 тыс. т. Уже рассчитана предполагаемая потеря ЕС 116 млн евро, и со временем эта цифра будет увеличиваться.

2017 был довольно удачным, если учитывать закупочную цену на молоко со средним значением € 34,21 / 100 кг в октябре этого года. В 2016 году цена была € 28,43 / 100 кг.

В настоящее время существует избыток молока, при этом темпы наращивания его производства растут благодаря высоким закупочным ценам. Рост производства, и как результат, снижение цен на конечную продукцию, неотвратимо приведет к снижению закупочных цен. И дополнительные доходы, которые получают молочные фермеры в 2017 году (во всяком случае их часть) испарятся в 2018 и позже.

Если мы посмотрим, во что обошлась отмена квот на молоко, то увидим, что:

с 1 апреля 2015 до 31 декабря 2017 молочная промышленность потеряла доходов: 13 768 500 000 евро, –
с 1 апреля 2015 по 31 декабря 2017 потерянный доход молочных фермеров: 19 800 000 000 евро, –
ЕС потерял минимум 116 000 000 евро, –

Учитывая, что потерянные доходы и прибыли фермеров – среди основных убытков, понесенных европейскими налогоплательщиками после отмены молочных квот, справедливо сказать, что право каждого производить столько молока, сколько он может, стоит очень дорого.

Мягкая посадка после отмены квот, обещанная ЕС, не состоялась, хотя в Европейской Комиссии говорят, что могло быть и хуже, если бы Комиссия не вмешивалась в процесс. И в этом они абсолютно правы.

Однако следствием вмешательства ЕС в рынок является то, что интервенционные запасы препятствуют восстановлению рынка, поскольку примерно 3 млрд. кг эквивалента жидкого молока в виде запасов СОМ будут продолжать давить на рынок.

Комиссия ЕС заявила, что собирается распорядиться запасами как можно быстрее, используя все имеющиеся возможности. В этом году этого не произойдет, но можно рассчитывать, что это случится в следующем году.

Если товар не будет как-то использован – в виде биомассы или оказания продовольственной помощи – это неизбежно будет иметь сильное влияние на рынок в целом.

Сбой между спросом на жир и протеин – это непростая проблема, и первым шагом к ее решению будет внедрение действенных инструментов для управления ростом производства молока.

Большинство тех, кто работает в молочной отрасли, одобряют отмену молочных квот, но они, особенно фермеры, задумываются, не было ли регулирование цен на самом деле выгоднее для них, чем нынешняя свобода.

Материал предоставил для ИНФАГРО Роберт Схорсей, Greenmark Dairy Ingredients

Последние новости: