РОБЕРТ СХОРСЕЙ, управляющий директор Greenmark Dairy: во сколько обошлось ЕС создание интервенционных запасов из-за образовавшихся на молочном рынке излишков?

На тендере в конце января из интервенционных запасов было продано 18514 тонн по минимальной цене € 585 за тонну. В запасах осталось всего 3651 т для следующего тендера в начале февраля.

В общем, это была довольно ловкая попытка вернуть продукт обратно на рынок.

В своем комментарии по-поводу продаж интервенционных запасов комиссар ЕС по сельскому хозяйству Фил Хоган заявил:

  • Создание интервенционных запасов «помогло устранить излишки при очень несбалансированном рыночном сценарии, что сыграло решающую роль в стабилизации цен в период с 2015 по 2017 год»
  • В конце 2016 года Комиссия начала процесс ежемесячных, а затем двухмесячных открытых тендеров, чтобы постепенно и осторожно возвращать товар на рынок, «чтобы избежать каких-либо нарушений или негативного воздействия на производителей»
  • «… последний тендер является четким подтверждением разумного подхода Комиссии к управлению запасами сухого обезжиренного молока»
  • «Моя цель всегда заключалась в том, чтобы использовать государственное вмешательство в качестве меры защиты доходов фермеров и, в этой связи, в течение последних трех лет мы сопротивлялись призывам сократить запасы разными способами или даже просто уничтожить их»
  • «Ни один из вариантов не дал бы того результата, который мы имеем сейчас. Наш терпеливый подход обеспечил защиту не только доходов европейских молочных фермеров, но и интересов европейского налогоплательщика».

Можно поздравить, конечно, с теми успехами, которые должны где-то быть, но в большинстве заявлений комиссара Хогана я признаков успеха не вижу .

Интервенции помогли устранить излишки. Но до какой степени? Они определенно не помогли стабилизировать цены, как утверждает комиссар Хоган. В период три с половиной года с момента начала интервенций цены были намного ниже, чем в такой же период до начала интервенций.

Для переработчиков результатом перепроизводства, которое привело к государственному вмешательству, стало снижение дохода на 12,3 миллиарда евро за период интервенций. Мы не видим доказательств того, что цены из-за этого стабилизировались. Фактором, который помог предотвратить дальнейшее падение общих доходов, было беспрецедентное увеличение цен на сливочное масло, которое, однако, нельзя отнести к созданию интервенционных запасов.

Для фермеров последствия были еще более серьезными:

Для молочных фермеров цена на молоко после интервенций снизилась на 9%, и разница составила в тот период 16,3 млрд евро.

Коммисар Хоган также сказал, что ни одно из предлагавшихся решений не дало бы того результата который был достигнут. Некоторые решения нельзя было осуществить из-за законодательных препятствий, некоторые были контрпродуктивными. Например, несколько предложений подразумевали продажу продукта кормовой промышленности, но это привело бы к снижению потребления «свежего» продукта. Изменения в программе «Самые обездоленные» сделали невозможным продажу продукта организациям, работающим по этой программе, по ценам ниже исторической цены покупки. Поскольку преобладающие рыночные цены в большинстве случаев были ниже исторической цены интервенционных запасов, это гарантировало, что ни один продукт не использовался в рамках этой программы.

Коммисар Хоган также продолжает заявлять, что Комиссия ЕС сопротивлялась призывам сократить запасы разными способами, вплоть до их уничтожения. Мы хорошо знаем о последнем предложении, так как оно было предложено Greenmark. Хотя мы полностью согласны с тем, что идея была довольно «левой» и разрушительной, мы утверждаем, что результат был бы лучше, чем тот, который имеем сейчас.

Вмешательство Комиссии, которое было прямым ответом на перепроизводство, обошлось переработчикам в 12,3 млрд евро, фермерам в 16,3 млрд евро и налогоплательщикам ЕС в  225 млн евро.

«Наш терпеливый подход обеспечил защиту не только доходов европейских молочных фермеров, но и интересов европейского налогоплательщика». Ну явно же – нет.

Об отклоненном предложении «уничтожить» продукт (что на самом деле означало использование его как биомассы, что не то же самое, что уничтожение):

  • План использования СОМ для биомассы позволил бы возвратить небольшую сумму, поскольку можно было бы продать продукт производителям биотоплива.
  • Компенсация могла бы осуществляться за счет взимания с молочной промышленности штрафа в размере 0,05 евро/кг за произведенный СОМ. В течение 9 месяцев все расходы ЕС на операцию по интервенции были бы возмещены.
  • Затраты переработчиков на уплату штрафа окупились бы благодаря 99% уверенности в сценарии, при котором рыночные цены быстро восстановятся на величину намного большую, чем указанные 0,05 евро/кг.
  • В результате, фермеры не столкнулись бы с падением закупочных цен на 9%.
  • Если бы отвергнутый план был принят, он привел бы к сценарю нулевых затрат для всех участников молочной цепочки и даже для налогоплательщиков.
  • Даже сегодняшние цены, после практически всех акций продаж, далеки от цен, предшествовавших интервенции.

Увы, дела пошли так, как они пошли из-за отказа сойти с протоптанной тропы.

Следует отметить, что да, интервенционные запасы были проданы, но по большей части они остались в системе и были просто переведены из запасов ЕС в частные запасы. Пройдет значительное время, прежде чем этот объем сможет быть потреблен практически.

Последние новости: