Интервью с Василием Винтоняком, директором аналитического агентства ИНФАГРО

24 ноября в Киеве аналитическое агентство ИНФАГРО организует мероприятие МОЛОЧНЫЙ БИЗНЕС – 2016.  Корреспондент The DairyNews поговорил с Василием Винтоняком о мероприятии, об основании аналитического агентства, а также о текущей ситуации в молочной отрасли Украины.

DN: Василий, вы являетесь собственником ИНФАГРО, я правильно понимаю?

В.В.: Да.

DN: Как у Вас возникла идея создания ИНФАГРО?

В.В.: Идея спонтанная. Другое дело, почему мы выбрали специализацию по молочному бизнесу. Изначально я думал заниматься всем агропромышленным сектором, как это было на предыдущих местах работы, до создания ИНФАГРО. Но вовремя понял, что лучше сконцентрироваться на чем-то узком, но изучать досконально. Распыляться не очень эффективно. Выбор пал на тематику, которые другие аналитические компании игнорировали из-за определенной сложности в сборе информации. Таким образом, идея исследований молочного рынка воплотилась в жизнь, и мы занимаемся в основном аналитикой в этом бизнесе.

DN: Сколько времени существует ваше аналитическое агентство?

В.В.: Скоро уже будет десять лет. За это время накопился серьезный опыт, сформировался профессиональный коллектив, создано много информационных продуктов. Предоставляем разнообразные услуги: от краткой консультации до глобальных маркетинговых исследований. И самое главное – мы завоевали доверие клиентов, которые годами непрерывно работают с ИНФАГРО.

Мы также проводим семинары и конференции. Кстати, наша IX Всеукраинская конференция МОЛОЧНЫЙ БИЗНЕС – 2016, уже ставшая традиционной, состоится в этом году 24 ноября. Как обычно, в ней примут участие многие представители молочной отрасли Украины, а также зарубежные коллеги. Многие годы мы проводим эту конференцию совместно с Союзом молочных предприятий Украины.

Молочникам необходима качественная информация для ведения бизнеса, кроме того, нужно общаться с коллегами и партнерами. Для этого должна быть организована правильная платформа. Эта конференция сначала была основана по принципу: «Хотите общаться – давайте общаться. Организуемся, приедем, пригласим экспертов, чиновников. Вы послушаете, сами выскажетесь, продемонстрируете свои точки зрения». Потом мероприятие переросло в традицию. Все участники рынка в Украине знают, что в конце каждой осени будет конференция, где можно встретиться, решить какие-то свои вопросы. Многие коллеги общаются в течение года по телефону, а здесь можно встретиться и пообщаться вживую. В результате таких встреч у многих делегатов вызревают полезные идеи, которые они потом в течение года воплощают в жизнь.

Полагаю, что это достаточно полезное мероприятие, и оно уже переросло в международное событие. Мы по привычке называем конференцию “Всеукраинская с международным участием”, но, как правило, к нам ежегодно приезжает делегаты из более чем десяти стран, начиная с соседней Беларуси и заканчивая далекой Новой Зеландией.

DN: Сколько было участников в прошлом году?

В.В.: Более двух сотен.

DN: А в этом году сколько ждете?

В.В.: Мы ожидаем около 250 участников.  Можно было бы собрать и больше, но рынок достаточно узкий. Наши делегаты и так представляют 70-80% молокоперерабатывающей отрасли и торговли страны. Кроме того, к нам приезжают многие зарубежные эксперты, трейдеры и представители смежных отраслей. Также мы всегда приглашаем кого-то из первых лиц в правительстве, чтобы участники могли задавать каверзные вопросы, например, «когда же вы нам будете помогать?».

DN: Есть кто-то из иностранных экспертов, которые подтвердили свое участие в этой конференции в качестве спикеров?

В.В.: Да, конечно. Подтверждено участие Адриана Крайхера, эксперта с мировым именем, который уже приезжал на нашу конференцию в 2013 году. Примет участие господин Лю Цзюнь, советник по экономике и торговле Посольства КНР в Украине. Подтвердил участие Андрей Ярмак, эксперт FAO (TCIN). Выступит также Алексей Богданов, начальник Департамента внешней торговли Минсельхоза Республики Беларусь. Представит свое видение влияния России на мировой рынок Михаил Мищенко, директор Центра исследований молочного рынка. Возможно, примет участие представитель крупной голландской компании. Кстати, пользуясь случаем, хочу отметить, что нам и в этом году, как всегда активно, помогает Экономический кластер Посольства Королевства Нидерландов в Украине, за что мы им очень благодарны.

DN: Вы также упоминали, что ожидаете выступления кого-то из чиновников.

В.В.: Есть у нас новая структура – Госпотребслужба, которой руководит Владимир Лапа. Это структура, которая изменила многие из существующих ветеринарных регуляторных практик в сельском хозяйстве. Владимир Лапа выступит с докладом. Обязательно будет заместитель Министра аграрной политики и продовольствия: мы ожидаем Ольгу Трофимцеву, которая отвечает в Министерстве за евроинтеграцию. Законодатели к нам обычно приходят, в основном, из аграрных комитетов. Каждый год принимает участие в нашей конференции депутат Верховной Рады Леонид Козаченко. Всех не перечислить. Много интересных личностей, профессионалов отрасли, обычно принимают участие, причем ежегодно.

DN: Вернемся к ИНФАГРО. Вы работаете не только по Украине?

В.В.: Да, наши клиенты не только украинские компании. Постоянные клиенты есть более чем в десяти странах мира.  В информационном обслуживании есть много российских, белорусских, европейских (и не только) крупных компаний. Им интересно, что происходит на нашем рынке.

DN: Василий, как бы Вы сейчас охарактеризовали инвестиционный климат на молочном рынке Украины?

В.В.: Как Вам сказать… Страну постигло сразу несколько глубоких и затяжных кризисов. В первую очередь геополитический кризис, связанный с событиями в Крыму и на Донбассе, который повлек за собой острый экономический кризис: трехкратная девальвация гривны, нестабильность финансовой системы. Сейчас пока нет четкого понимания того, что будет происходить завтра. В такой ситуации инвесторы с опаской смотрят на Украину как объект вкладывания денег. Когда ситуация более-менее стабилизируется, все станет хорошо, как это было, к примеру, в недалеком 2013 году. Я думаю, что инвесторы сюда придут. Рынок большой и, в первую очередь, им интересен украинский 40 миллионный потребитель. Те компании, которые здесь работают, пришли как раз для того, чтобы получить большой рынок сбыта. У нас давно особенно активно работают французские компании Lactalis, Danone, сыроделы Savencia, Bel. Но они все давние инвесторы, тех, кто пришел “вчера”, по большому счету, почти нет.

DN: Сможете сейчас назвать, сколько на территории Украины хозяйств и перерабатывающих предприятий?

В.В.: У нас порядка 2,5 тысяч хозяйств, с учетом фермерских. Фермерских примерно 800, остальные – это сельхозпредприятия, которые можно считать более или менее значимыми производителями молока. Но из этой категории можно выделить еще 500, которые производят 70% молока (в категории сельхозпредприятий).

DN: А эти 500, это в основном большие?

В.В.: Да, это большие фермы, холдинги, которые имеют хозяйства в разных регионах и могут предлагать большие объемы молока. Такие аграрные холдинги как Астарта, Landfarm, Сварог и другие…

DN: А сколько перерабатывающих предприятий?

В.В.: Перерабатывающих предприятий у нас около двух сотен, но эффективных 100. Из этой сотни еще можно выбрать 30, которые перерабатывают 70% сырья. Так что, можно сказать, что рынок консолидируется, количество предприятий сокращается, и это нормально.

Если говорить о сельхозпредприятиях, то за 10 лет их количество сократилось более чем вдвое. Если посмотреть на переработку, то количество переработчиков тоже весьма существенно уменьшилось и будет далее сокращаться (когда-то в стране работало 450 молочных заводов). По большому счету, 50 предприятий вполне могут справиться с переработкой предлагаемого сырья. Те заводы, которые модернизированы, в которые постоянно вкладываются деньги, выживут. Многие региональные мелкие предприятия останутся не у дел. Хотя, если они переориентируются на специфическую продукцию типа козьих сыров (о которых Вы рассказывали), то они останутся на рынке. А если они продолжат выпускать традиционную продукцию, то их будут постепенно вытеснять с рынка мощные конкуренты.

DN: Сколько молока производилось в течение 2015 года?

В.В.: Статистика гласит, что в 2015 году у нас произведено 10,5 млн. тонн молока. Но на самом деле, вряд ли это так. Есть эксперты, которые считают, что в Украине производится лишь 8 млн. тонн молока. Но я все же полагаю, что в стране годовое производство превышает 9 млн. тонн, даже с учетом того, что мы потеряли Крым и часть Донбасса (эти данные статистикой не учтены).

DN: Сколько молока поступает на переработку?

В.В.: На переработку поступило в прошлом году 4,2 млн. тонн, это меньше половины общего производства. У нас большое потребление молочных продуктов, произведенных в домохозяйствах. Сельское население (18%), потребляет много своей молочной продукции, поэтому отбрасывать эту часть рынка нельзя. Много молокопродуктов от домохозяйств до сих пор продается на городских рынках. По статистике у нас производство молока 7,5 млн т – это как раз производство, а домохозяйствах, а сельхозпредприятия – это 2,6 млн. тонн. Разница ощутимая. Статистика свидетельствует, что на переработку сейчас поступает больше молока от сельхозпредприятий, чем от населения. Раньше этого не было, доля сельхозпредприятий была гораздо меньше, сейчас ситуация улучшается. Категория сельхозпредприятий не снижает производство. Поголовье падает на 2-3% в год, но за счет увеличения продуктивности производство сохраняется. Есть, конечно, незначительное снижение, но в перспективе не исключен рост производства в сельхозпредприятиях. А вот в домохозяйствах перспектива смутная, там и дальше производство молока будет падать. Сельхозпредприятия должны это понимать, работая над замещением населенческого молока. Пока что у нас есть излишек сырья, но он, в основном, сезонный. Летом у нас молока достаточно много, и мы его иногда экспортируем. Если у нас 4,2 млн. тонн перерабатывается, то 800 тысяч тонн, порядка 20% от этого количества, нужно продать на экспорт в виде сыров, масла, сухого молока, иначе не получается баланс. Внутренний рынок еще не готов потреблять объем, который предлагает молочная промышленность.

DN: Вообще, в стране достаточно молока? Есть ли дефицит?

В.В.: У нас есть сезонность производства. Летом излишек, а вот зимой молока часто не хватает. Поэтому у нас наблюдаются существенные ценовые перепады, и, время от времени, появляется импорт. До кризиса, когда у нас рынок был стабилен, Украина импортировала достаточно большие объемы масла. Сейчас мы опять экспортируем этот товар, потому что гривна дешевая и нужна валюта.

DN: Из каких стран импортировалось?

В.В.: Новая Зеландия, США. Даже оттуда выгодно было привозить масло. А вот в соседней Беларуси, которая входит в число крупнейших мировых экспортеров, масло перестали закупать из-за его дороговизны. На российском рынке цены были выше, чем на мировых рынках, как, собственно, и сейчас. Белорусское масло продается на 1000 долларов дороже, чем европейское. Но когда гривна девальвировала в 2014 году, импорт прекратился, и мы уже экспортируем свое масло.

DN: В какие страны, на Ваш взгляд, Украине было бы интересно экспортировать свою продукцию помимо Азии?

В.В.: В коммерческом смысле интереснее всего было поставлять в Россию. Потому что столько, сколько Россия, никто не платит. После России в рейтинге привлекательности идут страны постсоветского пространства, в первую очередь, Казахстан, Грузия, Молдова, Азербайджан, Армения. Туда мы можем продавать по ценам выше мировых. В Европе, которую открыли для Украины, отечественная продукция присутствовать в нормальных объемах не будет, т.к. у местных производителей переизбыток молока. Поэтому рынок ЕС пока для нас не перспективен. Рынок Африки и Азии очень большой, интересный, но на него нацелены все: там продают Европа, Америка, Океания. Очень большая конкуренция, но Украина активно участвует.

DN: Какие тенденции вы отметите в молочной отрасли? Например, может быть, сейчас на фермах появляются мощности, которые позволяют перерабатывать молоко?

В.В.: Есть такое желание, есть разговоры об эффективности собственной переработки своего молока. Сельхозпроизводители говорят: «переработчики у нас дешево покупают сырье, а потом дорого продают готовую продукцию». Тем не менее, дальше разговоров вопрос пока не сдвинулся. Еще никто из сельхозпроизводителей не наладил серьезную переработку. Хотя не исключено, что в перспективе, по мере укрупнения холдингов, которые будут иметь большой объем сырья, кто-то все же организует собственную переработку. Но это произойдет не сейчас.

DN: Планирует ли переработка строительство своих хозяйств?

В.В.: Есть переработчики молока, которые имеют собственное производство сырья, но они все еще зависимы от других сельхозпредприятий, поставщиков, они пока себя полностью не обеспечивают сырьем. Такая кооперация пока что дело далекой перспективы.

DN: Мой следующий вопрос – о кооперативах.

В.В.: Это кооперация сельхозпредприятий. Раньше, когда говорили о кооперативах, имелось в виду, что это объединение домашних хозяйств, у которых 1-2 коровы. Они объединились в селе, имеют все вместе 200-300 коров, у них есть организатор, который курирует их интересы, собирает молоко, отдает переработчику и контролирует качество. За счет определенного гарантированного объема, они имеют более высокую цену и им легче организовываться для поставки кормов, организации ветеринарного обслуживания, им легче иметь более качественное сырье. Это перспективно для домохозяйств, иначе они не смогут выжить. В Украине существуют законы, пока не введенные в действие, в которых говорится, что перерабатывать молоко от домохозяйств должны запретить.

DN: Почему не принимают эти законы?

В.В.: Не принимают их потому, что существует очень большая зависимость отрасли от населенческого сырья. Сельхозпредприятия пока не способны компенсировать сокращение поставок молока от населения. Кроме того, это еще и социальный вопрос. Большая часть сельского населения живет за счет денег от реализации молока.

DN: На Ваш взгляд, существуют ли какие-то действующие кооперативы как эффективные проекты?

В.В.: Они есть, но эффективными считаются, в основном, те, которые созданы за счет зарубежных доноров. Таких кооперативов в Украине больше десятка.

DN: Расскажите, пожалуйста, подробнее о внешних инвесторах на территории Украины.

В.В.: Это не совсем инвестиции, это донорство, безвозмездное вливание денег в развитие определенных направлений. Есть разные западные (европейские, американские) программы по развитию мелких сельскохозяйственных производств.

DN: Какое место занимает Украина на мировом молочном рынке?

В.В.: Если пересчитать в молоко, то доля Украины на глобальном рынке весьма незначительна, до 2% максимум в мировом производстве молока, которое составляет 800 млн. тонн.  Украина со своими 10 млн. теряется.

DN: Какие вы отметите тенденции на глобальном уровне в молочной отрасли мирового рынка?

В.В.: Все продолжают говорить о мировом молочном кризисе. На мой взгляд, кризис уже миновал. Конечно, в мире есть определенное перепроизводство. Европа пострадала в результате отмены квот и выросшего производства молока в ряде стран, американцы медленно увеличивают производство молока. С другой стороны, мировое потребление молокопродуктов не успевает расти соответственно объемам предложения, и на это есть ряд причин. В том числе, уровень потребления зависит от ценовых тенденций на рынке энергоресурсов. К примеру, основные страны-импортеры молокопродуктов – это как раз те, которые продают газ и нефть. Падает цена на их основной экспортный товар – снижается покупательская способность населения таких стран. В целом, мы два года наблюдали затяжной кризис мирового молочного рынка. Предложение значительно превышало спрос, мировые цены обвалились в два раза по сравнению с 2013 годом. Процесс шел до средины лета. Сейчас ситуация уверенно выравнивается. Цены пошли вверх, китайцы вернулись на рынок. В Новой Зеландии прогнозы по росту производства не очень оптимистичны. Европа также замедлила процесс увеличения производства молока. В результате масло подорожало в Европе на 30% за 2 месяца. Сухое молоко на 20%. Сыры продавали ранее по 2500 евро, сейчас цена перевалила за 3000. Рынок выравнивается, и на этом фоне Украина себя чувствует более уверенно. Мировые рынки выросли, спрос на украинскую продукцию увеличился, импортеры платят больше. В связи с этим в Украине переработчики увеличивают закупочную цену на молоко. Только украинский потребитель проигрывает от этого, потому что он автоматически будет получать более дорогую продукцию.

DN: Молочная продукция сейчас пропагандируется?

В.В.: Реклама есть, но она не государственная. Пропагандируют потребление молока и молокопродуктов определенные компании за счет собственных финансовых ресурсов. Государственные деньги на подобную пропаганду совсем не выделяются.

DN: Как Вы вообще охарактеризуете деятельность профильных ассоциаций на территории Украины? Ассоциаций, как я понимаю, много.

В.В.: Их слишком много. Мое понимание такое, что их должно быть две. Одна должна защищать права производителей молока, другая – интересы переработчиков молока. Поскольку у переработчиков ассоциаций несколько, то они конфликтуют и это мешает нормальной работе и достижению целей.

DN: Выскажите, пожалуйста, свою точку зрения на развитие козоводства в Украине.

В.В.: Я полагаю, что украинский потребитель пока не готов к существенному увеличению предложения продукции из козьего молока. Думаю, речь может идти о сыре в каком-то нишевом сегменте, в небольших объемах. Поэтому для массового развития козоводства отечественный рынок не созрел.

DN: Подводя итоги 2015 года, Вы говорили, что в 2016 году условия немного улучшатся. На Ваш взгляд, если оценивать период с января по август, они улучшились?

В.В.: Да. Участники отрасли научились работать в условиях кризиса и уже не боятся что-то делать на перспективу, вкладываться. Снова возобновились реконструкции предприятий, появилась уверенность в том, что отрасль будет развиваться. Мы говорили, что мировой рынок пошел вверх. Украинские переработчики могут продавать свою продукцию дороже. Банковская система возобновляет свою деятельность, будет легче привлекать оборотные средства. Есть и отрицательные моменты. У нас сокращается производство молока в целом. Цена на него идет вверх еще и потому, что тенденции мирового рынка изменились в лучшую сторону. Соответственно, и молокопродукты для внутреннего рынка тоже подорожают, что приведет к снижению их потребления.

DN: В Украине очень много неосвоенных земель. Насколько реально, что иностранцы начнут осваивать украинские земли?

В.В.: У нас законодательство пока не позволяет это делать. У нас сельхозземли не продаются, поскольку существует мораторий, который недавно был продлен до 2018 года. Иностранцы, конечно, могут взять землю в аренду через дочерние предприятия. Но купить не могут. Не знаю, насколько им интересно иметь такую землю. Она плодородная, но она не будет их собственностью и ее нельзя будет использовать как финансовый инструмент.

DN: Относительно технологий. Сейчас, например, в Германии есть технологии, которые используются для переработки навоза и производства энергии. Если ли подобные технологии здесь, в Украине?

В.В.: Есть. Мы производим биогаз, но я не вникал в детали. Знаю, что на нескольких предприятиях производится биогаз и его вполне хватает на собственное обеспечение теплом, горячей водой.

DN: Тогда еще вопрос о подходах в среде переработки. Сыворотка считается отходом?

В.В.: Сыворотка у нас уже давно не считается отходом. Сыворотка сейчас очень прибыльный товар, правда, если рассматривать подсырную сыворотку. Ну а вот с переработкой казеиновой и подтворожной в стране пока проблема.

DN: А что делаете с подсырной?

В.В.: Подсырная у нас с успехом сушится и продается как на внутреннем рынке, так и на внешнем. Экспорт достаточно большой. У нас ежегодно порядка 25 тысяч тонн экспортируется и около 30 тысяч тонн сухой сыворотки потребляется внутри страны. Потребляется много, в первую очередь, производителями хлебобулочных и кондитерских изделий, мороженого, предприятиями мясной отрасли. Те же молочники очень часто используют ее в изготовлении молочных консервов и других продуктов.

DN: Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, как должен выглядеть идеальный сертифицированный молочный рынок Украины?

В.В.: Для Украины идеальным рынок станет тогда, когда население разбогатеет. Когда потребление вырастет до 300 килограмм/год (сейчас оно 200). Вот тогда и будет у нас идеальный рынок. При достижении упомянутого годового потребления только внутренний рынок у нас вырастает автоматически на треть.

DN: Насчет государственной поддержки. Мне казалось, что все-таки в Украине смирились с отсутствием господдержки, и даже может быть уже и хорошо, что ее нет. Многие участники рынка говорят «главное, чтобы не мешали, а все остальное мы сами».

В.В.: Для переработчиков уже давно никакой поддержки не существует, а сельхозпредприятия сейчас лишают последних льгот. До недавнего времени они не платили НДС в бюджет, а аккумулировали его в фонд собственного развития. НДС в Украине 20%, это достаточно большие деньги. Сельхозпроизводители ранее говорили чиновникам, что им уже не нужны дотации и субсидии, просили только оставить льготу по НДС.

DN: Но, тем не менее, ее забрали.

В.В.: Полностью не забрали, но пытаются забрать. В текущем году пока предприятия отдают в бюджет только 20% от суммы НДС. А со следующего года правительство планирует упразднить все льготы.

DN: К каким последствиям это приведет?

В.В.: Сельхозпроизводители говорят, что сократят производство. Я полагаю, что выход все равно найдут. Люди предприимчивые, и если сокращение будет, то только со стороны очень неэффективных предприятий, которые не планировали особенно развиваться.

DN: Я еще заметила, в что программе конференции у Вас есть тема о рынке России. Зачем включать Россию в программу, если рынок закрыт?

В.В.: Россия все равно влияет на ситуацию, хотя и косвенно. Если, к примеру, она забирает все молоко в Беларуси, то Беларусь уже не поставляет молокопродукты на другие потенциальные рынки сбыта, а Украина уверенно занимает такие ниши.

DN: В течении уже многих месяцев продолжается запрет на украинскую молочку.

В.В.: С лета 2014 года введен фактически полный запрет на поставки украинских молокопродуктов в Россию. Что-то проскакивало серыми путями, а вообще поставки запрещены.

DN: У Вас в программе конференции заявлена тема: «Чего хотят обедневшие украинские потребители?». Что в рамках данной темы будет обсуждаться?

В.В.: Я уже говорил, что у нас сейчас кризис. Доходы населения существенно снизились. Поэтому и называем потребителя обедневшим. Если гривна девальвировала в 3 раза, а заработки выросли на 50%, то понятно, что украинцы не разбогатели. Продукция не подорожала соразмерно девальвации, но, тем не менее, покупательная способность населения снизилась. Поэтому тема так и звучит. На конференции доклад по ней делает известная исследовательская компания KANTAR TNS.  Она сейчас проводит специальное исследование, чтобы показать, как изменяются потребительские предпочтения, на чем должны сосредоточить внимание производители, какая продукция может пользоваться спросом.

DN: Какой Вы можете дать прогноз до конца этого года? В области животноводства, переработки. Будут ли какие-то изменения – положительные или отрицательные?

В.В.: Полагаю, что мы будем иметь снижение производство молока на 2-3% по сравнению с предыдущим годом. Переработка молока, как ни странно, останется на уровне прошлого года: 4,1-4,2 млн. т. У кого есть сухое молоко, сыворотка, казеин или масло, те могут заработать очень даже неплохо. Что касается внутреннего рынка, потребители, конечно, немного пострадают. За молочную продукцию к концу года придется платить на 15-20% больше, потому что дорожает сырье.

DN: Какая сейчас закупочная цена на молоко?

В.В.: Если говорить о сельхозпредприятиях, то им за качественное молоко платят уже больше 7 грн/кг. Предполагается, что к концу осени цена будет 8 грн./кг.

DN: Поделитесь, пожалуйста, Вашими планами.

В.В.: Планируем продолжать работать. Совершенствовать существующие проекты, заниматься исследованием рынков, информационным обслуживанием. Разрабатываем новые информационные продукты, о которых сообщим на конференции МОЛОЧНЫЙ БИЗНЕС – 2016. В общем, будем совершенствоваться и влиять на рынок еще более активно.

dairynews.com.ua

Последние новости: